Полная версия

Главная arrow История arrow Смертная казнь: история и современность

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Смертная казнь: за и против

Первый веский аргумент -- «жизнь человека неотчуждаемая ценность, поэтому государство не имеет права ее отнимать».

Вроде бы все логично. Но неужели такое право есть у убийцы?

Сегодня в России количество осужденных к пожизненному заключению, в том числе и тех, кому в порядке помилования смертная казнь заменена пожизненным отбыванием лишения свободы, составляет более полутора тысяч человек. Практически все они -- убийцы. 33 процента из них -- сидит за убийства из-за корыстных побуждений, 18 процентов -- совершивших убийства с особой жестокостью, 12 процентов -- совершивших убийства, сопряженных с изнасилованием, 11 процентов -- совершивших убийства в составе группы, 9 процентов -- совершивших убийства представителей власти, 7 процентов -- так называемых «бытовых» убийц.

Более 30 процентов являются хроническими алкоголиками и наркоманами, более половины -- рецидивисты.

Нынешнее законодательство позволяет им выйти на свободу через 25 лет. Если учесть, что средний возраст «пожизненников» -- около тридцати лет, то на свободу «с чистой совестью» выйдет здоровый 55-летний мужчина, утерявший все социальные связи, без квартиры, без работы, но с твердой жизненной позицией: общество виновато во всем, что с ним произошло.

Общество обязано защищать себя от выродков. Если право на необходимую оборону существует у отдельно взятого человека, то такое право должно быть и у общества людей. При необходимой обороне человек, если его жизни угрожает опасность, может нанести любой вред нападающему, и общество людей также должно иметь это право. Это не принцип «талиона», о котором рассуждают сладкоголосые правозащитники, никогда не сталкивающиеся с убийцей в темном углу, а принцип нормального механизма самозащиты.

Следующий аргумент противников смертной казни -- «смертная казнь не устрашает и не удерживает людей от совершения тяжких преступлений».

Аргумент конечно эффектный, что говорить. Только неверный. Почему смертная казнь должна устрашать? Кого она должна устрашать? Если раньше она действительно имела целью устрашение, и об этом уже было сказано, то сейчас изменилась цель казни. А цель -- одна. Устранение из общества существа, потерявшего человеческий облик.

Удерживать же человека от совершения жестокого убийства посредством сохранения смертной казни -- этот аргумент горе-правозащитники видимо выдумали сами, исходя из собственных моральных установок. Нормальный человек не будет этого делать, не потому что его могут казнить, а потому что ему это просто не придет в голову.

Статистика говорит, что отмена или введение смертной казни не влияет в целом на уровень преступности. Да она и не должна влиять. Преступлений, заслуживающих смертной казни не так много, они не дают процентов в статистику. А вот моральное состояние общества, когда люди знают, что, кто бы что бы не совершил, его всего лишь посадят, но не расстреляют -- будет ухудшаться. И мать, у которой изнасиловали и убили единственную дочку, и ее соседи, и люди, слышавшие об этом, будут знать: справедливости -- НЕТ.

Все помнят нашумевшую историю о профессоре одного из престижных вузов, который ранее был противником смертной казни, но после зверского убийства его дочери и ее жениха, стал ее сторонником. Человек лицом к лицу столкнулся со зверьем.

Еще один аргумент в пользу отмены смертной казни -- это невозможность действительного раскаяния преступника.

Все дело в том, что смертная казнь исполняется в отношении отнюдь не «случайно оступившегося человека». Если коротко обрисовать портрет такого преступника, то это мужчина 30 лет с твердой антиобщественной, асоциальной ориентацией. Человек с атрофированной душой и совестью. Ему нет дела до страдания людей. Он презирает их. Как правило, уже находясь в заключении, многие из них впервые за долгие годы берут в руки книгу. Как правило, это Библия. Возможно ли его раскаяние? Наверное. Однако, как утверждают сотрудники учреждений, где отбывают наказание такие преступники, «уход в религию» -- это, как правило, способ получить какие то материальные блага. Для таких людей святого ничего нет.

Тем не менее, смертная казнь и раньше, в 70-80-х годах, не приводилась в исполнение немедленно. Бывало, проходил не один год, прежде чем приговоренного выводили на расстрел. Вполне возможно закрепить законодательно, что смертная казнь приводится в исполнение не ранее двух или трех лет после вступления приговора в законную силу. И вот здесь -- работа тюремных воспитателей и психологов. После истечения этого срока -- они должны давать взвешенную объективную характеристику с привлечением специалистов, действительно ли человек изменил свое отношение к преступлению, к обществу. И если ответ положительный, то в порядке помилования этот человек должен получать пожизненное заключение.

Правозащитники твердят еще и о том, что, дескать, пожизненное заключение лучше тем, что смертная казнь совершается быстро, а при пожизненном заключении преступник страдает. «Вы же знаете, какие условия в нашей стране», -- потряхивая сморщенными кулачками, вопят они.

Условия -- как условия. Не хуже, чем в той же Америке. Трехразовое питание, баня раз в неделю, чистое белье, постоянное медицинское и психологическое наблюдение. Только вот люди, работающие с таким контингентом, получают копейки -- но это наша российская традиция: чем больше человек приносит пользы, тем он меньше получает.

Самый главный и убойный аргумент противников смертной казни -- «судебная ошибка». Этот аргумент затмевает собой другие. Его выкидывают на стол, как крапленого туза из рукава. И поверженные сторонники смертной казни смущенно умолкают.

Контраргумент, который приводят сторонники казни, что, дескать, случаются и медицинские ошибки, от которых люди умирают, конечно, не выдерживают никакой критики.

Да, то, что человек умер после неправильно поставленного диагноза, неправильного лечения, неправильной операции -- огромное горе.

Но не позор. Опозорены его родственники и близкие. На его могилу никогда не положат цветы, а при упоминании его имени, люди будут плеваться. Есть разница? Огромная.

Так что же делать? Ведь это действительно огромная проблема. Качество нашего предварительного следствия в последнее время снизилось. И вполне возможно, что в результате некачественно проведенного следствия, или злого умысла к смерти приговорят совершенно невинного человека?

Профессор Ростовского юридического института МВД России, а по совместительству -- известнейший писатель Даниил Аркадьевич Корецкий предложил вариант: сыворотка правды.

Необходимо создать юридическую процедуру взятия показаний у обвиняемого.

На сегодняшний день существует детектор лжи. Говорят, его можно обмануть психически выдержанным людям. Но если предложить обвиняемому в суде присяжных пройти эту процедуру, и при наличии сомнений в правдивости результатов -- то с согласия подсудимого следует назначить допрос с применением психотропных средств.

Это вторжение в частную жизнь человека? Да! Несомненно. Применение этого вещества может испортить здоровье человека? Да! Но он будет жив, и избавлен от тяжкого обвинения.

На мой взгляд, эта процедура должна быть закреплена юридически, и в ней должно быть расписано все поминутно. Допрос должны проводить присяжные в отсутствие сотрудников прокуратуры и работников милиции. Для чего? Государство должно отказаться от преследования данного человека, если при допросе вскроются факты его участия в других, еще не раскрытых преступлениях. Государство должно расследовать такие преступления обычным, установленным законом путем. Присяжные должны дать обязательство не разглашать факты, не относящиеся к данному делу, ставшие им известными при допросе.

Ход допроса должен фиксироваться, и при несогласии прокуратуры или вышестоящего суда должен быть продемонстрирован опять же только суду присяжных в другом составе.

Таким образом, судебные ошибки могут быть сведены к абсолютному минимуму.

Смертная казнь рассматривается, прежде всего, не как возмездие конкретному преступнику, а как форма защиты общества от антисоциальных элементов. Отсюда эвфемизм «Высшая мера социальной защиты», который применялся в СССР времён Сталина как синоним понятия «смертная казнь».

 
Перейти к загрузке файла
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>