Полная версия

Главная arrow История arrow Рональд Рейган во взглядах американских консерваторов пострейгановской эры

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Заключение

Таким образом, можно говорить о, по меньшей мере, двух «портретах» Рональда Рейгана: традиционалистском и неоконсервативном (См.: Приложение).

Традиционалисты подчеркивают антиинтеллектуализм Рейгана, его опору не на разум, а на интуицию. В текстах традиционалистов, главный оппонент президента - это либо коммунист, либо интеллектуал. Также, Рейган опирался на традицию западной цивилизации, идеи которой были не продуктами умозрительных теорий, но результатом проверки временем и жизненным опытом.

Важную часть традиционалистского дискурса занимает религиозная вера. Согласно традиционалистам, Рейган обладал «моральным видением», мыслил в категориях добра и зла. Корни этого видения находятся в христианстве, которое, в свою очередь наделяло его провиденциальным пониманием судьбы. Отсюда происходит рейгановский оптимизм и уверенность в будущем.

Некоторые традиционалисты идут дальше и указывают на роль Рейгана как проводника божественной воли на земле, особенно в контексте борьбы президента с коммунизмом и Советским Союзом. Во внешней политике Рональд Рейган был защитником не просто американских, но «традиционных западных ценностей», таких как «семья, частная собственность и религиозная вера», от наступающего «антиморального» коммунизма. Другими словами, Рейган был защитником всего западного мира.

Традиционалисты делают акцент именно на идейно-риторической борьбе с СССР. Они подчеркивают умеренность и осторожность Рейгана, с которым он подходил к применению военной силы, отмечают его «ядерный пацифизм» - желание раз и навсегда избавить мир от супероружия.

Внутреннюю политику Рейган вел в нескольких направлениях. В сфере экономики он был борцом с «большим правительством», защищал идеи свободного рынка, урезал налоги, выступал за «федерализацию» экономики и социальных программ. Хотя Рейган и не пытался полностью искоренить велфер и достижения Нового курса, он принимал все меры по их укрощению.

Традиционалисты подчеркивают его роль в качестве «главного борца» с контркультурой и культурным релятивизмом. Рейган поддерживал широкой общественный консенсус, апеллируя к таким «традиционным американским ценностям», как «семья, работа, общежитие, мир, свобода». При нем Республиканская партия перестала быть «партией групповых интересов», став «партией общих ценностей». Такая логика апелляции к традиционным ценностям и предрассудкам является отличительной чертой традиционалистского типа консерватизма [Галкин, Рахшмир, 1987, с. 105].

Внимание традиционалистов к Рейгану в большей степени определятся не конкретной повесткой дня, а исследовательским интересом. Они смотрят на Рейгана как на часть американского прошлого, которое больше не повторится. Согласно логике традиционалистов, бессмысленно ждать «другого Рейгана» и тем более пытаться как-то подражать ему.

Радикальный консерватизм во многом присоединяется к традиционализму. Доводя до предела традиционалистскую логику «умеренности», он видит в Рейгане главным образом антивоенного миротворца. Этот феномен тесной связи между традиционализмом и правым экстремизмом, особенно по вопросам внешней политики, был не раз отмечен исследователями [Галкин, Рахшмир, 1987, с. 100]. Например, Рахшмир в 2007 году отмечает, что правые радикалы (главным образом палеоконсерваторы) в контексте внешнеполитической проблематики «все больше и больше дрейфуют к традиционалистскому консервативному мейнстриму» [Рахшмир, 2007, с. 220]. С одной стороны, подобный «дрейф» может объясняться общим идейно-ценностным базисом традиционализма и правого радикализма [Борисов, 2007, с. 143]. С другой стороны, этот феномен также может объясняться контекстом политической внутрипартийной борьбы, в ходе которой довольно слабая, но радикальная группировка палеоконсерваторов вынуждена вступать в союз с более умеренными традиционалистскими фракциями, дабы успешно противостоять мощному движению неоконсерватизма.

Однако не стоит сбрасывать со счетов влияние личности и наследия самого президента. Как отмечал Джордж Нэш, большая заслуга Рейгана заключалась именно в том, что он сумел консолидировать разнородные течения консервативного лагеря, «цементируя связь между ними» [Nash, 2009, p. 59]. Более того, именно при Рейгане различные течения консерваторов впервые за много лет были допущены к власти, войдя в большую политику [Nash, 2009, p. 57-58]. Можно предположить, что будучи продуктом наследия сорокового президента США, механизмы идейно-ценностного объединения и интеграции продолжают работать в определенных местах современной консервативной идеологии. К тому же, эти механизмы могут особенно ярко проявляться в контексте говорения консерваторов о самом Рейгане.

Тем не менее, несколько иначе выглядят основные положения неоконсервативного взгляда на фигуру Рональда Рейгана. Первое, что стоит отметить - это подход неоконсерваторов к Рейгану как к «образцу для подражания». Они утверждают, что чтобы современным республиканцам преуспеть на политическом поприще, жизненно важно следовать во всем - как во внешней, так и во внутренней политике - наследию 40-го президента США.

Что касается первой, неоконсерваторы видят Рейгана как непреклонного проводника жесткой внешней политики, стоящей на двух «китах»: стратегическом (военном) и идеологическом (моральном) превосходстве США. Первое удалось достичь благодаря щедрому финансированию оборонного сектора. Вторая основывалась на национальной идее «американской исключительности», особой миссии американского народа. На практике рейгановская внешняя политика воплощалась в постоянном военном и идеологическом давлении на т.н. «авторитарные и тоталитарные режимы». Все это и предопределило гегемонию США на мировой арене.

Непреклонный во внешней политике, по вопросам внутренней политики «неоконсервативный» Рейган придерживается куда более мягких позиций. Неоконсерваторы не видят в нем сторонника неограниченного свободного рынка и успешного борца с «большим правительством». Взамен этого, Рейган делал ставку на поддержание государством социально-экономического минимума. Необходимость и первоочередность последнего обосновывается посредством понятия «человеческое достоинство». Последнее, по мнению неоконсерваторов, в ценностной иерархии президента занимало первое место; понятию «человеческой свободы» отводилось место второе. Таким образом, Рейган понимал и принимал необходимость велфера. Однако он боролся против неэффективных социальных программ, против такого государственного вмешательства, которое имело своей целью не помочь «нуждающимся», а провести принудительное уравнение в обществе, тем самым, искоренив естественное общественное неравенство. Также, в своих позициях Рейган отличался относительной гибкостью, трезвостью и нежеланием травмировать общество. Он был готов идти на уступки, не тратя энергию на отстаивания каких-либо идеологических рубежей «ценой жизни и смерти», или на попытки повернуть время вспять.

В заключении необходимо также обозначить следующие точки напряжения между традиционалистским и неоконсервативным вариантами консервативной идеологии в контексте подходов к фигуре Рональда Рейгана.

Первая точка разногласий находится в определении тематик походов к Рональду Рейгану. Так, в подходах неоконсерваторов к Рональду Рейгану мы можем наблюдать большую специализацию и диверсификацию, по сравнению с их коллегами-традиционалистами. Последние работают преимущественно в жанре биографии, посвящая отдельные книги Рональду Рейгану, в которых так или иначе затрагивают практически все аспекты его жизненного пути: семью, образование, работу в «Дженерал электрикс», губернаторство, президентский срок и т.д. Для неконсервативных мыслителей характерна малая форма и тематическая специализация. Например, одним неоконсерваторам свойственно рассматривать Рейгана через призму внешней политики, другим - через призму внутреннеполитических проблематик.

Причиной тому может служить разница в положениях, которых занимают традиционалисты и неоконсерваторы по отношению к «большой политике». Первые имеют гораздо меньший доступ к политической жизни, нежели их коллеги неоконсерваторы. Типичный традиционалист, скорее философ и мыслитель, нежели политик и непосредственный государственный деятель. Неоконсерваторы, благодаря своей ценностно-политической гибкости, имеют сравнительно более высокую степень допуска к большой политической жизни, нежели традиционалисты, в адрес которых нередко можно услышать эпитет «твердолобые». Посредством апелляции к фигуре Рейгана неоконсерваторы оказывают прямое влияние на формирование консервативной повестки дня.

Отсюда и разножанровый подход к Рональду Рейгану. Традиционалистам свойственен «исследовательский» подход. Не стесненные злободневными требованиями реальной политики, они готовы посвящать Рейгану отдельные монографии, скрупулезно исследовать биографию и личность Рейгана. Неоконсерваторам же в больше свойственен «прагматический» подход к Рейгану. Необходимость постоянно вести борьбу за консервативную повестку дня и определяют более лаконичный формат их текстов. Неоконсерваторы, скорее, «используют», нежели исследуют, применяют на практике, нежели теоретизируют. Образ президента они встраивают в ту или иную тематику, в зависимости от требования времени. В целом, злободневные темы, а не исследовательский интерес определяют угол зрения неоконсерваторов.

С этим же связана и различные взгляды на ту роль, какую играет Рейган для современных консерваторов. Неоконсерваторам свойственно преподносить Рейгана в качестве «ролевой модели», образца для подражания, которому современные консерваторы должны следовать, если хотят преуспеть на политическом поприще. Традиционалисты в большей степени рассматривают Рональда Рейгана как неотъемлемую часть прошлого, которую больше не вернуть. Другими словами, для неоконсерваторов Рейган «живее всех живых», а для традиционалистов - невозвратимая часть американского прошлого.

Вторая точка напряжения между неоконсерваторами и консерваторами-традиционалистами находится в определении подхода Рейгана к внешней политике. И те и другие признают ключевую роль Рейгана в разгроме СССР. Однако несогласие происходит в вопросе о методах и практиках проведения внешней политики. Так, неоконсерваторы считают, что Рейган выступал за распространение демократических идеалов по всему миру с опорой на использование военной мощи США. Традиционалисты же отмечают чрезвычайную умеренность и осторожность Рейгана в использовании последней. Они признают жесткость моральной риторики Рейгана в отношении СССР, однако в своих действиях он был крайне осторожен. Традиционалисты указывают на «ядерный пацифизм» Рейгана и на его стремление к массовому разоружению. А палеоконсерваторы вообще доводят эту логику до конца и видят в Рейгане исключительно миротворца и изоляциониста.

Подобная антивоенная и ненасильственная позиция традиционалистов обусловлена христианскими ценностями, находящимися в основе их убеждений. Религиозный элемент в ценностно-политических установках неоконсерваторов составляет меньшую долю. Определенная степень свободы от религиозной традиции позволяет им отстаивать активную одностороннюю внешнюю политику США, основанную на свободном применении военной силы.

Также различия между двумя типами консервативной идеологии отражаются в разном ответе на вопрос: защитником чего выступал Рейган?

Для традиционалистов Рейган был, в первую очередь, защитником не просто американских, но традиционных западных ценностей и всего западного христианского мира. Неоконсерваторы при описании внешнеполитического курса Рональда Рейгана отходят от дискурса отстаивания им общих западных и христианских ценностей и большей степени опираются на риторику отстаивания американских национальных ценностей и чувств. Таким образом, получается, что у неоконсерваторов Рейган является защитником в первую очередь Америки; у традиционалистов - защитник в целом Западного мира и его ценностей.

Последняя точка напряжения касается внутренней экономической политики Рейгана и его подходов к определению роли государства в экономике. Неоконсерваторы, будучи бывшими либералами, стоят на позициях необходимости поддержания «социального минимума», а также на защите «капитализма от себя самого». Они не видят в Рейгане сторонника «свободного рынка» и успешного борца с «большим правительством». Традиционалисты же видят в Рейгане борца с таковым, а также защитника идеи свободного рынка. Эти идеи он проводил с помощью сокращения налогов, «федерализации» экономики и велфера, а также сокращения социальных программ.

 
Перейти к загрузке файла
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>