Полная версия

Главная arrow История arrow Рональд Рейган во взглядах американских консерваторов пострейгановской эры

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Введение

Актуальность работы. В политической жизни любой страны рано или поздно появляются выдающиеся деятели, которые со временем становятся значимыми историческими и политическими символами. В новейшей истории США конца XX - начала XXI вв. подобным деятелем является 40-й президент Рональд Рейган (1981-1989). Примерно с середины 1990-х гг. отсылки к его имени и президентскому наследию начинают становиться общим местом, прежде всего, в речах и текстах его непосредственных союзников - американских консерваторов. В 1997 году консерваторы из Республиканской партии запускают проект «Ronald Regan Legacy Project», целью которого была институционализация памяти о 40-м президенте США [Bjerre-Poulsen, 2008]. Примерно с этого же времени активизируются консервативные СМИ, появляются монографии консервативных авторов, посвященные жизни и деятельности Рональда Рейгана. Его смерть в 2004 году выступает только усиливающим внимание фактором. Проходят различные конференции и круглые столы, посвященные деятельности и наследию экс-президента. Таким образом, фигура Рональда Рейгана постепенно становится неотъемлемой частью публичного языка американских консерваторов.

Особенно ярко этот феномен проявляется в канун президентских выборов. Так, во время праймериз 2008 года расхожей темой дебатов внутри консервативного лагеря стал вопрос «А что бы сделал Рейган?» [Nash, 2009, p. 55]. Он был сформулирован активистами консервативного «мозгового треста» «Heritage Foundation» по аналогии с известным девизом христиан-евангелистов «А что бы сделал Иисус?» [Heclo, 2008, p. 555]. Американский историк Джордж Нэш отмечает, что в канун 56-х президентских выборов кандидаты от Республиканской партии ежедневно взывали к имени президента, соперничая между собой за право называться его политическими наследниками [Nash, 2009, p. 51]. Таким образом, в 2008 г. американскую политику преследовал «добродушный призрак Рональда Рейгана» [Nash, 2009, p. 51].

Схожую картину можно наблюдать накануне предстоящих 58-х по счету выборов на пост президента США. Причем, в подобных воззваниях к имени и наследию Рональда Рейгана отражаются кардинальные разногласия во взглядах консерваторов на фигуру бывшего президента, порой даже принимающие форму публичных споров [Paul, 2014; Perry, 2014; Sullivan, 2014]. С одной стороны, это объясняется непосредственной повесткой дня, ожесточенной предвыборной конкуренцией. В то же время, корни подобных разногласий могут находиться и на более глубоком идейно-ценностном уровне консервативной идеологии.

Предполагается, что ключевая причина различий во взглядах и подходах американских консерваторов к фигуре Рональда Рейгана кроется в идейно-ценностной сложности и неоднородности идеологии американского консерватизма. Другими словами, вместо того, чтобы видеть «реального» Рейгана, консерваторы наделяют его своими собственными взглядами и убеждениями. Таким образом, Рональд Рейган становится для них чем-то вроде кривого зеркала, в котором преломляются и отражаются их собственные идейно-ценностные установки.

Определенный набор этих идейно-ценностных установок, базовых абстрактных идеологических убеждений и верований формируют дискурс, т.е. определенную моделирующую структуру, которая лежит в основе текстов американских консерваторов. Причем, дискурс - это не какая-то абстрактная модель убеждений и ценностей, а языковая структура, зашифрованная в самих текстах, как «язык в языке». Следовательно, чтобы подтвердить наше предположение, необходимо извлечь из текстов этот присущий исключительно консерваторам язык, другими словами, извлечь «консервативные дискурсы».

Таким образом, цель данного исследования состоит в том, чтобы концептуализировать дискурсы американских консерваторов в отношении фигуры Рональда Рейгана.

Цель работы, а также лежащий в ее основе методологический инструментарий, определяют набор следующих исследовательских задач. Во-первых, следует концептуализировать дискурс американских консерваторов-традиционалистов в отношении фигуры Рональда Рейгана. Во-вторых, концептуализировать дискурс американских неоконсервативных мыслителей в отношении фигуры Рональда Рейгана. В-третьих, концептуализировать дискурс консерваторов-радикалов в отношении фигуры 40-го президента США.

Объектом исследования являются взгляды американских консерваторов пострейгановской эры. Предметом исследования являются взгляды американских консерваторов пострейгановской эры на фигуру Рональда Рейгана. В исследовании анализируются тексты американских консерваторов, опубликованные в рамках указанного временного периода.

Выбор подобных временных рамок исследования обусловлен переменой способов говорения о Рейгане. Во время его президентства общий модус говорения о действующем президенте был расположен в категориях «мы поддерживаем»/«мы не поддерживаем» и зачастую представлял собой непосредственную реакцию на проводимую политику. После ухода Рейгана с поста президента, генеральный модус «поддержки» сменился на модус оценки и интерпретации наследия президента. Позднее сюда добавились споры и об убеждениях самого экс-президента. Если во время своего президентства Рейган оказывал некоторое влияние на способ говорения о своей фигуре, то после своего ухода из Белого дома, дискурс оказался целиком в руках говорящих (в данном случае - в руках американских консерваторов). Следовательно, последние в большей степени стали проецировать на него свои собственные идейно-ценностные установки. Другими словами, наследие президента стало формироваться уже не самим президентом, а консервативными мыслителями и активистами.

Однако в рамках данных суждений было бы довольно спорным занятием утверждать, что пострейгановская эра началась в 1989 г. с уходом Рональда Рейгана из Белого дома. Так, после своего ухода на заслуженный отдых экс-президент продолжал вести публичную жизнь, тем самым (пусть и без определенных намерений) оказывая определенную степень влияния на формирование своего президентского наследия. Например, в 1991 г. начала свою работу Президентская библиотека Рональда Рейгана, в церемонии открытия которой принимал участие сам Рейган, а также четыре других экс-президента США: Р. Никсон, Д. Форд, Д. Картер и Д. Буш старший. Годом ранее Рейган издал свою автобиографию «An American Life» (1990). Помимо этого, Рейган время от времени продолжал выступать на публике, комментируя те или иные события политической жизни [Reagan, 1991; Reagan, 1992]. Таким образом, находясь уже за пределами большой политики, Рейган продолжал опосредованными путями принимать участие в политической и публичной жизни страны.

В рамках данной работы условимся в следующем. Финальным аккордом эры Рейгана и началом пострейгановской эры будем считать последнее публичное «действие» бывшего президента. Этим последним публичным «действием» стала публикация в ноябре 1994 года письма, в котором экс-президент сообщает о том, что врачи диагностировали у него болезнь Альцгеймера - распространенную форму деменции, связанную с постепенным разрушением клеток головного мозга и на данный момент являющуюся неизлечимой [Text of letter…, 1994].

Это письмо являет собой закат рейгановской эры с двух сторон. Во-первых, именно оно является действительно последним публичным «действием» Рональда Рейгана. До ноября 1994 года экс-президент вел публичную жизнь и тем самым оказывал некоторую степень влияния на формирование своего наследия. Как отмечает видный исследователь консерватизма Джордж Нэш, именно болезнь Альцгеймера лишила Рейгана дальнейшей возможности «оставаться на публичной сцене и пытаться как-то повлиять на вердикт истории» [Nash, 2009, p. 54].

Во-вторых, сам текст письма 1994 года и тот язык, которым это письмо написано, передают символическую нагрузку окончания определенного этапа не только в жизни самого президента, но и в жизни всей страны. Письмо написано в стиле последнего напутственного слова. В нем экс-президент, сообщая о своей болезни, тем самым прощается с американским народом. В письме Рейган в последний раз благодарит американцев за то, что они предоставили ему честь служить в качестве их президента. Более того, автор письма анонсирует конец своей публичной деятельности, он пишет, что проведет остаток жизни в кругу близких друзей и родственников. В заключении, Рейган пишет: «Теперь я начинаю путь, который приведет меня к закату моей жизни» [Text of letter…, 1994]. Таким образом, пострейгановская эра берет свое начало в 1994 г. и длится вплоть до настоящего времени.

Анализ источников. В качестве источниковой базы исследования были взяты статьи и монографии американских консерваторов, посвященные Рональду Рейгану, либо отражающие специфику подходов к 40-му президенту США. В то же время, каждый из авторов этих работ рассматривается в качестве идеально-типического представителя того или иного типа консервативной идеологии. Таким образом, всего было отобрано семь таких представителей.

Традиционалистский вариант консервативной идеологии представлен текстами Джона О'Салливана, Динеша Д'Доузы и Дональда Девайна. Первые два - авторы классических консервативных монографий о Рональде Рейгане. Джон О'Салливан - видный консервативный теоретик, почетный член редколлегии консервативного журнала «The National Review», ученик и последователь Джеймса Бернхэма - основоположника современного традиционалистского взгляда на внешнюю политику США [Борисов, Василенко, 2004, с. 112]. В данной работе исследуется монография О'Салливана «The President, the Pope, and the Prime Minister: Three Who Changed the World», которая вышла в свет в 2006 году. В ней Рональд Рейган помещается на «пьедестал» рядом с двумя другими ключевыми фигурами того времени: премьер-министром Великобритании Маргарет Тэтчер и римским понтификом польского происхождения Иоганном Павлом II. Согласно концепции О'Салливана, главная заслуга Рейгана заключается в победе над коммунизмом.

Другой представитель традиционалистской идеологии Динеш Д'Соуза является автором монографии «Ronald Reagan: How an Ordinary Man Became an Extraordinary Leader» (2009), впервые вышедшей в 1997 г. и получившей широкую огласку в консервативной среде [Kristol, 1997]. В отличие от предыдущего труда, эта работа целиком посвящена жизни и деятельности Рональда Рейгана. Автор исследует жизненный путь Рейгана, начиная с его коллежского образования и заканчивая его президентской деятельностью. Однако этот труд сложно назвать в чистом виде биографией, так как основное внимание уделено исследованию политических убеждений Рональда Рейгана и его деятельности на посту президента, а также оценке результатов этой деятельности.

Последний представитель традиционалистской идеологии - Дональд Девайн - не является автором какого-либо классического труда, посвященного Рональду Рейгану. Однако его статья «Post-Election Propaganda Begins» (2014), опубликованная на консервативном интернет-портале «The Federalist», является интересным кейсом, отражающим точки напряжения между неконсервативным и традиционалистским подходами к фигуре Рональда Рейгана.

Эта публикация является критическим ответом на развернутое эссе публицистов Генри Олсена и Питер Вейнера «If Ronald Reagan Were Alive Today, He Would Be 103 Years Old». Это эссе, опубликованное в неконсервативном журнале «The Commentary» в 2014 году, посвящено анализу убеждений и деятельности Рональда Рейгана, а также оценке его значения для современного американского консерватизма.

Специфический неоконсервативный подход к внешней политике отражается в статье «Toward a Neo-Reaganite Foreign Policy» (1994), авторами которого являются известные публицисты Уильям Кристол и Роберт Кейган. Несмотря на то, что непосредственный предмет статьи - внешняя политика США, последняя анализируется через призму внешней политики Рональда Рейгана. В тексте прослеживается типичное для неоконсерватизма видение внешнеполитического курса Рональда Рейгана и его особого значения для американской внешней политики времен после Холодной войны.

Неоконсервативный подход к культурной политике демонстрирует в своей статье «Ronald Reagan and the Culture War» (1991) известный журналист и писатель Мидж Дектер. Жена одного из основателей идеологии неоконсерватизма Нормана Подгореца, в правых кругах она известна также как «первая леди неоконсерватизма» [Person Jr., 2014].

Затруднения возникли при анализе дискурсов правых радикалов в отношении фигуры Рональда Рейгана. Главное затруднение здесь заключается в том, что все более или менее известные идеологии американского праворадикального течения консерватизма, такие как Дэвид Дьюк, Ревило Оливер, Джаред Тейлор, не уделяют фигуре Рейгана сколь либо особого внимания. Другими словами, ни выступлений, ни журнальных публикаций, ни, тем более, книг посвященных или как-либо затрагивающих проблематику фигуры Рональда Рейгана найдено не было. Исключением является консервативный публицист, лидер палеоконсерваторов Патрик Бьюкенен. Свою статью «Was Reagan the First Neoconservative?» (2004), публикованную на портале «The American Cause», Бьюкенен посвящает развенчиванию неоконсервативного мифа в оценках внешнеполитического курса Рональда Рейгана. В данной работе было установлено, что в отношении фигуры бывшего президента Патрик Бьюкенен в целом продолжает логику консерваторов-традиционалистов, уходя в своей аргументации на более правые позиции. Таким образом, в контексте заявленной проблематики было бы уместнее видеть во взглядах Бьюкенена не типичного представителя правого экстремизма, а скорее представителя правого варианта традиционализма.

Анализ литературы. Весь корпус научных работ, представляющий важность для данного исследования, можно разделить на три части. Первую часть составляют работы, посвященные непосредственно фигуре Рональда Рейгана. К ним относятся как избранные биографии президента, так и более специализированные научные работы, в которых исследуются отдельные аспекты жизни, деятельности и наследия президента. Вторая часть состоит из работ, посвященных исследованию послевоенного консерватизма в США и различных аспектов консервативной идеологии. Наконец, последнюю, но, наверное, самую важную часть историографии составляют работы, находящиеся на стыке двух обозначенных выше областей. В них исследуется как влияние Рейгана и его наследия на современный американский консерватизм, так и влияние самих консерваторов на конструирование образа и наследия 40-го президента США.

Множество биографий и книг было посвящено Рональду Рейгану со времени его ухода с поста президента США. Причем этой проблематике уделяли внимание выходцы из разных профессиональных групп, как то журналисты, ученые историки и политологи, а также консервативные идеологи, публицисты и сотрудники консервативных «мозговых трестов». Причем труды консервативно ангажированных авторов, в силу специфики предмета данной работы, являются одновременно и литературой (т.е. частью историографии) и источниками. С одной стороны, фигура Рональда Рейгана в этих трудах получает освещение на чисто эмпирическом уровне, - и в этом случае тот или иной текст является для нас частью историографии. С другой стороны, в этих трудах отражается личная позиция автора, его убеждения, оценки и собственная интерпретация фигуры Рональда Рейгана, - в этом случае текст является для нас источником.

Такой «двоякий» подход обусловлен тем, что сама проблематика фигуры Рональда Рейгана - достаточно новая, еще не до конца исследованная область, а период президентства Рейгана - недавнее, противоречивое и еще не успевшее устояться в своих оценках прошлое. Именно поэтому, даже профессиональные историки, обращаясь к исследованию фигуры Рональда Рейгана, зачастую выступают в качестве публицистов. По большому счету, направления в историографии Рональда Рейгана во многом являются продолжением тех или иных идейно-политических течений.

Тем не менее, здесь следует упомянуть несколько более или менее известных работ, написанных американскими историками и журналистами, не относящими себя к консервативному движению. Пожалуй, классической и наиболее известной биографией Рональда Рейгана является «President Reagan: The Role of a Lifetime» (2000), автором которой является Лу Кэннон - один из наиболее знаменитых и «плодовитых» биографов президента (он является автором, по меньшей мере, еще четырех работ), который начиная с конца 1960-х гг. в своих статьях и книгах освещал карьерный путь Рональда Рейгана. Впервые книга «President Reagan» увидела свет в 1991 г. и пережила второе издание в 2000 г.

В ней Кэннон достаточно трезво подходит к фигуре президента, не умаляя его заслуг, но и без их преувеличения и обожествления его личностных качеств. Например, он отмечает, что Рейган был слабым менеджером и постоянно делегировал полномочия своим помощникам и подчиненным. Знаменитый скандал Иран-контрас только подтверждает тот факт, что приближенные Рейгана часто держали его в неведении относительно большинства деталей. В то же время, Рейган был независим в своих суждениях, убеждениях и во всем том, что касалось вопросов политического вдохновения. Он видел свою задачу в том, чтобы «восстановить надежду и национальную гордость» американцев [Cannon, 2000, p. 296]. В достижении этой цели, отмечает Кэннон, Рейган делал большую ставку на «чувства», нежели на «факты», например, часто «приукрашивая» истории из реальной жизни, снабжая их различными выдумками [Cannon, 2000, p. 20, 185-187]. То же касается и противоречий в убеждениях Рейгана, которых сам президент зачастую не замечал. «Сильный человек, но необыкновенно слабый менеджер», ему удалось «восстановить общественное доверие к президентству без освоения трудного искусства оперирования президентской властью» [Cannon, 2000, p. 296]. Резюмируя концепцию Кэннона, можно сказать, что Рональд Рейган был на президентском посту не для того чтобы управлять, а для того, чтобы вдохновлять и направлять.

Более критический подход к фигуре президента можно обнаружить в книге «Sleepwalking Through History: American in the Reagan Years» (2003), автором которой является Хейнс Джонсон - профессор журналистики университета Мэриленд, а также лауреат Пулитцеровской премии. Джонсон вслед за Кэнноном отмечает, что главная роль Рейгана заключалась во вдохновении нации, возрождении чувств национального величия, гордости и т.п. Однако если у Кэннона такая «вдохновительная» задача проходит со знаком «плюс», то Хейден отмечает эту роль со знаком «минус». Согласно авторской позиции, Рейган в определенном смысле «затуманивал» взгляд американцев, показывая им то, что они хотели видеть, а не то, что должны были. В качестве эмпирического подтверждения этого тезиса Джонсон приводит изменения эфирной сетки телевизионных программ того времени. Так, благодаря влиянию Рейгана на Федеральный комитет по связям доля эфирного времени, отводимого под новостные и политические программы, значительно сокращается. Вместо этого, большую долю получают программы развлекательного характера [Johnson, 2003, p. 141].

Впрочем, по мнению Джонсона, этот «усыпляющий» подход был ответом на определенный запрос американского общества, переживающего эпоху разочарования и кризиса конца 1960-х - 1970-х гг. Автор проводит параллели между периодом президентства Рейгана и двумя очень схожими периодами истории США: «Позолоченным веком» (1870-1880-е гг.) и «Ревущими двадцатыми» начала ХХ столетия. Оба этих периода также пришли на смену кризисным периодам Гражданской войны и Первой мировой войны [Johnson, 2003, p. 111]. Таким образом, Рейган и его политика находились в русле закономерного хода истории.

Вторая часть историографии представлена работами, посвященным проблематике послевоенного консерватизма в США. Здесь следует отметить ключевые работы, которые представляют особую важность для данного исследования. Классическим трудом по истории послевоенного консерватизма считается монография «The Conservative Intellectual Movement in America Since 1945» (1976), написанная американским историком Джорджем Нэшем. Главный тезис работы состоит в том, что современный американский консерватизм зарождается и интеллектуально-институционально оформляется именно в средине ХХ века. Нэш выделяет три основных интеллектуальных течения американского консерватизма того времени: либертарианство, антикоммунизм и традиционализм [Nash, 2006, p. 14-15]. Историки отмечают, что главная заслуга Нэша состоит в том, что он разрушил традиционное представление о консерватизме как о движении, якобы не имеющим серьезной интеллектуальной жизни [Phillips-Fein, 2011, p. 730]. В то же время, историки критикуют Нэша за симпатию к традиционалистам и недостаточное внимание, например, к правым интеллектуалам-атеистам, которые также внесли большой вклад в становление консерватизма [Burns, 2004]. Тем не менее, «The Conservative Intellectual Movement» остается единственным в своем роде комплексным трудом по интеллектуальной истории консерватизма в Америке [Phillips-Fein, 2011, p. 730].

Помимо работы Нэша, ключевую роль для данного исследования сыграли труды отечественной школы изучения правых движений Европы и США. Ключевой работой, на которой во многом основывается данное исследование, является книга А.А. Галкина и П.Ю. Рахшмира «Консерватизм в прошлом и настоящем» (1987). В ней авторы прослеживают большие тренды в развитии консервативной идеологии, начиная с ее генезиса во времена Великой французской революции и до конца 1980-х гг. Также, Галкин и Рахшмир формулируют три основных типа консервативной идеологии: традиционалистский, либерально-реформистский и радикальный (экстремистский) [Галкин, Рахшмир, 1987, с. 161-175]. Также следует отметить другую работу П.Ю. Рахшмира «Американские консерваторы и имперская идея» (2007), посвященную анализу спектра взглядов и теорий американских консерваторов относительно проблематики внешней политики США. В том же ряду находится статья российских историков А.А. Борисова и Ю.В. Василенко «Современные внешнеполитические проблемы США во взглядах американских консерваторов» (2004). Эти работы во многом послужили ключом к пониманию специфики подходов американских консерваторов к внешней политике Рональда Рейгана. Также стоит отметить учебное пособие А.А. Борисова «Мультикультурализм в США: теории и практики» (2007), которое ориентирует читателя в широком спектре взглядов американских консерваторов на проблемы иммиграции, этнорасовой и образовательной политики.

Отдельно стоит упомянуть электронную версию энциклопедического издания «American Conservatism: an Encyclopedia» (2014), которое впервые вышедшло в 2006 году. Оно послужило «живым» справочником и навигатором по широкому ряду консервативных персоналий, учреждений и проблематик [Frohnen, Beer, Jeffrey, 2014].

В преддверии анализа третьей части историографии исследования, следует сразу же отметить, что работ, посвященных анализу взглядов и подходов американских консерваторов к фигуре Рональда Рейгана, найдено не было. Однако следует отметить ряд трудов, которые находятся максимально близко к исследуемой проблематике и, в основном, затрагивают проблемы наследия 40-го президента США и его влияния на современный консерватизм.

Первая работа - статья уже упоминавшегося выше историка Джорджа Нэша «Ronald Reagan's Legacy and American Conservatism» (2009). Работа посвящена исследованию влияния наследия президента Рейгана на современный американский консерватизм. Нэш видит главную заслугу экс-президента в том, что тот выступил как объединитель разнородных течений консервативной идеологии, как то неоконсерватизм, антикоммунизм, традиционализм, либертарианство, и религиозные «Новые правые». Не будучи причастным к какой-либо ветви в полной мере, Рейган был представителем всей консервативной «ойкумены» [Nash, 2009, p. 59].

В более близкой к нашему предмету исследования области работает датский историк Нильс Бьерре-Полсен. Свою статью «The Road to Mount Rushmore: The Conservative Commemoration Crusade for Ronald Reagan» (2008) он посвящает исследованию коммеморационных практик американских консерваторов и их попыток институализировать память о Рональде Рейгане, посредством, например, помещения лика бывшего президента на гору Рашмор. Автор замечает интересный парадокс: чем больше консерваторы пытаются представить Рейгана в качестве «культурной иконы», тем меньше он способен «служить» именно консерваторам. Память о бывшем президенте «деполитизируется», и образ Рейгана перестает идентифицироваться с консерватизмом, постепенно становясь общенациональным символом [Bjerre-Poulsen, 2008, p. 227-228]. Можно сказать, пользуясь афоризмом российского политолога Г.И. Мусихина, что консерваторы в своей попытке увековечить память о Рональде Рейгане оказались достаточно близки к тому, чтобы «потерпеть победу».

За методологическую основу исследования была взята типология консерватизма, разработанная отечественными историками А.А. Галкином и П.Ю. Рахшмиром. Данный подход подразумевает три типа консервативной идеологии: традиционалистский консерватизм, либеральный (реформистский) консерватизм и правый экстремизм [Галкин, Рахшмир, 1987, с. 161-175]. Данный подход помимо всего прочего основан на использовании историко-генетического метода, позволяющего понять основания и корни взглядов и убеждений того или иного представителя консервативной идеологии.

В качестве основного метода работы с текстом был взят дискурс-анализ в его применении к исследованию идеологий, в основе которого стоят работы нидерландского лингвиста Тёна ван Дейка. В рамках данного подхода дискурс понимается как набор определенных идейно-ценностных установок, базовых абстрактных идеологических убеждений и верований, которые формируют определенную моделирующую структуру, лежащую в основе «идеологизированных» текстов. Таким образом, дискурс - это не какая-то абстрактная модель убеждений и ценностей, а языковая структура, зашифрованная в самих текстах, как «язык в языке». Подобные методологические основания предполагают многоуровневый анализ текста [Мусихин, 2011, с. 138-139]. Во-первых, необходимо как можно детальнее описать контекст, в котором появляется тот или иной текст. Под контекстом подразумевается в первую очередь личность самого автора, его отношение к определенной идеологизированной группе, а также непосредственно сам исторический контекст создания текста. Далее описывается общая стратегия дискурса в том или ином тексте. Затем следует переход к анализу форм лингвистической реализации этой стратегии, а также тех смыслов, заложенных внутри этих форм [Мусихин, 2011, с. 138-139].

Таким образом, в основе работы, лежит междисциплинарный подход к предмету изучения. В исследовании совмещены элементы исторического (типология Рахшмира, историко-генетический метод) и политологического анализа (дискурс-анализ идеологий).

Структура работы, за исключением последней главы, полностью соответствует поставленным исследовательским задачам. Первая глава посвящена анализу взглядов и подходов консерваторов-традиционалистов к фигуре Рональда Рейгана. Вторая глава - анализу взглядов и подходов американских неоконсерваторов к фигуре Рональда Рейгана. Предполагаемая третья глава, которая должна была быть посвящена анализу взглядов идеологов правого экстремизма, отсутствует в силу обозначенных выше особенностей подходов представителей этого течения к фигуре Рональда Рейгана (см.: Анализ источников). Взгляды и подходы правых радикалов рассматриваются как продолжение традиционалистской логики аргументации и, следовательно, анализируются в рамках первой главы.

Тезисы данной работы прошли апробацию на III научно-практической конференции НИУ ВШЭ-Пермь «Symposium Alumni. Актуальные вопросы социально-гуманитарных дисциплин» (г. Пермь, 18 мая 2013г.), I научной конференции студентов НИУ ВШЭ «From Huge Comparisons to Thick Descriptions: Historical Research and Interpretation» (г. Пушкин, 1-4 октября 2014 г.), а также на всероссийской студенческой научно-исследовательской конференции НИУ ВШЭ-Пермь «Symposium Alumni» (г. Пермь, 17-18 мая 2016 г.)** Публикация в печати.

 
Перейти к загрузке файла
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>