Полная версия

Главная arrow Философия arrow Метафизика организационного поведения

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Перспективы совершенствования одухотворения и интеллектуализации управления организационным поведением

Символическая личность является объектом исследования метафизической семиотики, к предметам ее исследования относятся:

Ю духовная сфера с ее высшими нравственными принципами, нравственными и безнравственными архетипами;

Ю менталитет как внутренняя форма символической личности

Ю тело как внешняя форма символического человека, представленная в виде динамичной информационной системы состояний Homo и порождения его действий и движений;

Ю структурированный субстрат (соматика + независимая субстанция (эфирное, астральное, ментальное тела и др.);

Ю система планирования, формирования, прогнозирования поведения, принятия и реализации решений.

Эти понятия образуют пентаду, содействующую формированию целостных представлений о СЛ. Все эти компоненты в виде соответствующих программ, языков и кодов трансформируются в социального человека как единой органической духовной, интеллектуальной информационно-энергетической системы, саморазвивающейся и самоорганизующейся в онтогенезе под воздействием СИ.

Такая интерпретация СИ наводит на мысль обратиться к рассмотрению личности в философии. Российский философ А.Г. Спиркин раскрывает личность Данный ученый, так же как и представители других направлений науки и философии, не выходит в своих исследованиях за пределы изучения социальной личности и конкретного социального человека. как "сгусток … регулятивно-духовных потенций, центр самосознания, источник воли и ядро характера, как субъект свободных действий и верховной власти" во внутренней жизни человека" [14, c. 357]. Данное суждение перекликается с утверждением известного зарубежного мыслителя М. Шелера, рассматривавшего личность как центр, возвышающийся над человеком как живым существом, как центр, находящийся "только в высшем основании самого бытия" и содействующий тому, что человек становится существом, превосходящим самого себя и весь мир" [15, c. 60]. Анализ представлений академика А.Г. Спиркина в контексте метасемиотики приводит к мысли о том, что СЛ включает в себя все указанные выше компоненты исследуемого образования. Изучение утверждений немецкого философа указывает на то, что символическая личность, обладая громадным потенциалом, определяет или задает направленность функционирования не только биологической и физической составляющих родового человека, но и социальных институтов.

Позитивная духовная сфера, обусловленная метафизическим духовным началом, включает в себя с позиции метасемиотики следующие свойства (см. [2, третья глава; 16, с. 42-47; 17, с. 23-29], 1.2.2. и табл. 2.1.1.).

Они были выявлены в результате изучения наследия Н.А. Бердяева, С.Н. Булгакова, В.С. Соловьева, А.С. Хомякова, М.М. Бахтина, А.Ф. Лосева, Г.П., Мельникова, С.Л. Рубинштейна, П.В. Симонова и др.

Символической личности присущи и программы, представляющие эволюционно сформировавшиеся безнравственные архетипы духовной сферы, которые являются отрицательным двойником духовных сущностей, представленных в таблице. Безнравственные архетипы проявляют себя уже в перинатальном периоде в случае неудовлетворительного состояния организма будущей матери, плохого отношения к плоду, негативной атмосферы в семье, тяжелыми родами и пр. (см. [8, c. 190-207]).

Таблица 2.2.1.

Свойства духовной сферы родового символического человека

Свойства

открытость, доброта, стремление к общению

Склонность к гармонии, совершенству, порядку, справедливости

стремление к свободе

достоинство, честь и независимость

ответственность

сдержанность и самоограничение

склонность к любви и к состраданию людям

благоговение перед героями, природой и космосом

приятие, сочувствие, доверие

совесть и долг как склонность к контролю над своим поведением

стремление к творчеству и поиску истины

склонность к активному сверхраннему проявлению духовных, ментальных и телесных программ

склонность к воображению и самосознанию

склонность к активному проявлению своего потенциала в социуме путем реализации миссии каждого человека на земле.

радость жизни и страстное отношение к миру

неисчерпаемость и незавершенность

целостность

Анализ приведенных выше свойств духовной сферы говорит о том, что их полезно рассматривать как внутреннюю форму СЛ.

Раскрытие свойств духовной сферы содействовало определению особенностей РЧ, в число которых входят:

  • 1) заданность Homo, обусловленная, по меньшей мере, белково-нуклеиновым геномом и полевым геномом, являющимся посредником между ДНК и теми материальными носителями, которые представляют программы символической и физической составляющих РЧ;
  • 2) глубокое взаимовлияние, тесное взаимодействие и взаимосвязь между программами, языками, кодами символической и биологической составляющих родового человека;
  • 3) склонность к проактивности;
  • 4) самоорганизация, самоизменение, самообновление, само-реинтерпретация, самоподдержание, саморегуляция, самоконтроль;
  • 5) соединение личного и общественного, земного и космического, установление целостности мира в его творческом раскрытии; открытость вселенской потенциальности;
  • 6) склонность к гармоничному проявлению своего потенциала;
  • 7) многомерность [6, c. 39-40].

Первая особенность отображает материальное начало в РЧ, вторая и третья особенности - ментальное начало, а четвертая, пятая, шестая и седьмая особенности - духовное начало. Все эти особенности сформировались как нравственные архетипы-ноумены, задающие развитие конкретного социального человека в онтогенезе. Поэтому управляющей подсистеме деловой организации следует создавать необходимые условия для проявления этих особенностей у представителей управляемой системы.

Обратимся теперь к менталитету СЛ, который в онтогенезе превращается в интеллект социального человека. Здесь уместно напомнить, что свойства духовной сферы и особенности родового человека являются духовными ориентирами в процессе трансформации менталитета в социально-ориентированный интеллект.

Менталитет, являющийся прообразом социально ориентированного интеллекта, представляет собой потенциальную динамичную суперсистему, предназначенную для ориентировки в окружающей среде, принятия и реализации адекватных решений, прогнозирования развития событий и т. д.

В состав менталитета входят:

  • Ш программы становления, функционирования и развития социального человека;
  • Ш программы развития не только символической личности родового человека, но и социальной личности социального человека;
  • Ш совокупности программ, осуществляющих развертывание методов, способов и приемов познания неживого ("косного") и живого (УМ и ЧМ) миров;
  • Ш наборы программ, осуществляющих интеллектуальные операции;
  • Ш наборы программ, включающих в интеллектуальный оборот взаимосвязанные представления о физической и семантической Вселенной;
  • Ш программы, языки и коды, формирующие воображение;
  • Ш программы, языки и коды, задающие активное созерцание человека;
  • Ш программы, языки и коды, провоцирующие и развивающие общение человека с живым миром;
  • Ш программы проявления, развития и функционирования методологии деятельности, живого созерцания и общения;
  • Ш программы проявления, развития и функционирования моделей внутреннего и внешнего миров (знание "что");
  • Ш программы проявления, развития и функционирования модели экспертного знания и модели быстрого симультанного реагирования /деятельностных технологий реализации профессиональных, личностных, общественных интересов/ (знание "как");
  • Ш программы проявления, развития и функционирования мотивационной системы;
  • Ш программ проявления, развития и функционирования эмоционально-волевой сферы.

Предложенный мною состав менталитета является априорно заданным. Анализ программ, входящих в состав менталитета, свидетельствует о том, что последний является внутренней формой символической личности.

Выше в 1.2.3 и 1.3.4. мы рассматривали диаду "родовой человек <--> социальный человек" Рассмотрение духовной сферы и менталитета позволяет проанализировать другую диаду "символическая личность <--> cоциальная личность.

А.Ф. Лосев различал два плана в личности: "внешне-исторический и внутренне-замысленный, как бы план заданности, преднамеренности, цели". "Именно эти два плана, будучи совершенно различными, необходимым образом отождествляются в неком неделимом образе". По А.Ф. Лосеву, "диалектический синтез двух планов личности, когда она целиком и насквозь выполняет на себе лежащее в глубине ее исторического развития задание первообраза" и есть чудо. "Это как бы второе воплощение идеи, одно -- в изначальном, идеальном архетипе и парадигме, другое -- воплощение этих последних в реальном историческом событии" [18, c. 147]. Здесь перед нами диада "заданность (символическая личность) <--> "чудо" (социальная личность)", на которую не обращали внимания в педагогике, психологии, социологии Здесь уместно сказать, что в указанных выше науках не проводилось различения между родовым и социальным человеком. .

Можно с уверенностью полагать, что рассматриваемые нами диады станут продуктивными конструктами в теории и практике организационного поведения. Их использование снимает противопоставление между человеком и окружающей средой. Согласно экстерналистской теории верховенство принадлежит факторам окружающей среды, которые задают поведение человека. Представители интерналистской теории отдают предпочтение внутренним механизмам человека, обусловливающим его поведение.

Несомненно, что осмысление диалектического синтеза заданности (потенциала) СЛ и внешне-исторических условий будет содействовать

  • - становлению, развитию и функционированию социальной личности и духовно ориентированного интеллекта социального человека и, тем самым,
  • - совершенствованию процессов одухотворения и интеллектуализации управления организационным поведением.

Тело в метасемиотике семиотике изучается в двух плоскостях:

  • а) как внешняя форма символического существа (интегративная информационная система экспликации состояния и порождения движений и действий конкретного человека) в виде программ, языков и кодов;
  • б) структурированный субстрат (соматика + независимая субстанция) символического существа в виде программ, языков и кодов.

Рассмотрим тело как внешнюю форму символической личности. В Библии указывается на то, что по внешнему виду можно судить о внутреннем мире человека и наоборот. Здесь уместно вспомнить слова Гете из Фауста:

  • - познавайте внутреннее по внешнему;
  • - познавайте внешнее по внутреннему.

Эти строчки отображают громадный опыт невербального общения, накопленный человечеством, но в научном плане слабо изученный. В последние годы за рубежом и у нас в стране выпущено много популярных изданий, посвященных тому, как по выражению лица, форме головы, глаз, ушей, губ, улыбки, цвету и форме волос и др. судить о сущности человека. В Японии частными фирмами используются группы крови (определение внешнего по внутреннему) для отбора специалистов на работу.

Нелишне напомнить о семиотической функции кожи человека, на которой находится множество точек, являющихся символическими представителями внутренних органов. Это послужило основой разработки различных методов лечения разнообразных болезней восточной медициной.

Обратимся к семиотике, которая получила свое развитие в недрах медицины еще до нашей эры, поскольку потребовалось обобщение опыта установления диагноза по внешним признакам человека. Укажу на то, что земские врачи России в конце ХIX и вначале ХХ века также с успехом занимались постановкой диагнозов по внешним индикаторам заболевания.

Вспомним советского антрополога, археолога, скульптора, М.М. Герасимова, который на основе скелетных остатков, включая череп, восстанавливал внешний облик ископаемых людей и исторических личностей (Иван Грозный, Улугбек, Ушаков и др.). Российским офтальмологом Э. Мулдашевым создана методика установления по форме глаз не только склонности к определенным болезням человека, но и к определению черт его характера (доброта, злость и др.) [19].

В последние годы стали глубоко изучать дерматоглифические узоры, которые можно использовать не только "в качестве оригинального маркера организации нервной системы" [20, с. 62], но и как специфическую знаковую систему для идентификации личности и прогнозирования ее развития. Укажу на то, что с помощью методик, распознающих значения конкретных узоров, выявляются потенциальные сексуальные маньяки.

Сказанное выше свидетельствует о том, что с помощью знаковых средств можно определять как состояние и развитие соматики (структурированного субстрата) КЧ , так и состояние и развитие интеллекта (личности) социального человека. Эти знаковые средства интерпретируются как организмические языки. Уместно сказать, что и в рамках медицины стали выходить атласы для диагностики человека по чертам лица (см., например, [21]).

Обратимся теперь к языкам личностного уровня. К ним относятся:

языки установок на действия, восприятие и выбор объектов;

языки образов;

языки движений и действий;

языки эмоциональных состояний;

музыкальный и цветовой коды;

иконические и символические языки;

языки жестов, поз, индикаторов асимметрий мозга и др.

Отмечу, что представителей как Западной, так и Восточной цивилизаций интересовало проникновение в сущность того, что скрывается за формой пальцев и линиями на ладонях рук, движениями рук и ног человека, эмоциональной экспрессией лица и тела человека (см., например, [22-24]).

На основе изучения некоторых из приведенных выше языков ([17; 25]) можно с уверенностью предположить, что знаковые средства (системы) личностного уровня обладают потенциалом для получения заключения не только о состоянии и развитии личности, но и о состоянии структурированного субстрата социального человека.

В настоящее время в мире господствуют представления психологической диагностики, основанной, главным образом, на опосредованном тестировании личности человека. Сопоставление потенциала языков организмического и личностного уровней говорит о том, что они могут стать базисом для формирования методологии и методик семиотического диагностирования организма и личности человека.

По данным выдающегося представителя когнитивной психологии У. Найсера, человеку генетически задан механизм распознавания другого субъекта [26]. В контексте метасемиотики этот механизм осуществляет избыточную защиту человека, его структурированного субстрата и личности. Обычно это осуществляется на бессознательном уровне. Овладение языками тела личностного и организмического уровней дает возможность человеку глубоко познавать не только других людей, но и самого себя! Это утверждение приобретает особую значимость при разработке и реализации индивидуального подхода к любому человеку, включая сотрудников коммерческих организаций.

Знание потенциала языков организмического и личностного уровней даст возможность не только обобщить громадный опыт, накопленный ЧР, но и выйти на использование как в воспитании и обучении подрастающего поколения, так и в применении при отборе специалистов на работу в экономические структуры и фирмы. Следует сказать, что во многих фирмах Запада используется, например, методика определения облика человека по его почерку или группе крови. Думается, что в ближайшие годы можно ожидать разработки комплексных методик по установлению облика личности принимаемых на работу людей с последующим наблюдением за их внутренним развитием с целью стимулирования их роста по службе.

По моему мнению, новые поколения менеджеров будут стремиться к овладению комплексными методиками, поскольку это даст возможность вести общение как с представителями своей фирмы, так и с ее клиентами на высоком уровне мгновенного осознания индивидуальных особенностей партнера по диалогу. Вполне естественно, что знание организмических и личностных языков позволит представителям групп управления персоналом грамотно управлять организованным поведением сотрудников фирмы. Я полагаю, что владение этими языками будет содействовать повышению общего интеллектуального уровня руководителей фирм, поскольку их решения в области управления персоналом, организационным поведением и др. будут основаны на глубоких знаниях природы человека.

Напомню, что тело как интегративная информационная система способна не только содействовать самодиагностике субъекта, но и порождению его движений и действий. В связи с этим я вслед за известным французским ученым А. Бергсоном рассматриваю тело как центр действий [27, c. 146]. По А. Бергсону, тело, будучи местом прохождения полученных и отосланных движений, выступает как "соединительная черта между вещами, на которые действую я, и вещами, которые действуют на меня; одним словом, местонахождение чувственно-двигательных явлений" [27, с. 160]. Нетрудно заметить, что интеллект является ведущим фактором в организации и реализации действий. По существу он направляет их, выражая как ментальные намерения, так и эмоциональные экспрессии. По своей сути интеллект выступает как центр, возвышающийся над человеком как живым существом и находящийся только в высшем основании самого бытия [27, c. 60]. Нетрудно прийти к выводу, что эти два центра связаны друг с другом.

Согласно французскому ученому, "тело не может накоплять образы, так как оно составляет часть образов; и потому попытка локализовать в мозгу восприятия прошлые или даже наличные неосновательна: они не в нем, это оно в них" [27, с. 160]. Это высказывание А. Бергсона ценно тем, что показывает: тело, постоянно функционируя, оставляет в себе не конкретные ощущения, восприятия и образы, а нечто общее, образующееся в результате обработки накопленного опыта. Этим общим является язык движений и действий, по программе которого порождаются конкретные движения и действия.

Здесь уместно обратиться к структурированному субстрату, в задачу которого входит осуществление этих движений на основе моторно-двигательного кода (см. [16; 28]). Приведу еще один отрывок из книги французского исследователя:

"Теперь мы можем говорить о теле как подвижном пределе между будущим и прошедшим, как о движущемся острии, которое наше прошедшее как бы толкает непрестанно в наше будущее. Мое тело, взятое в единый миг, есть только проводник, вставленный между влияющими на него предметами и предметами, на которые он действует; наоборот, переставленное в текущее время, оно всегда находится в определенной точке, где мое прошедшее только что закончилось действием" [27, с. 71-72].

Это утверждение А. Бергсона говорит о том, интеллект социального человека, его тело как динамичная информационно-энергетическая система определения состояния человека и порождения движений и действий и структурированный субстрат (соматика и независимые субстанции) образуют единую суперсистему. В ее задачу входят: принятие и реализация субъектом решений, планирование и прогнозирование им как своего поведения, так и поведения своих близких, коллег, организации, в которой он работает, и др. Рассмотрим этот тезис подробно, раскрыв сущность такого феномена как функциональный орган.

 
Перейти к загрузке файла
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>